Кафедра по изучению стран постсоветского зарубежья РГГУ
На главную страницу Обратная связь Карта сайта

Подписка на рассылку публикаций:

Имя:
E-mail:
18 декабря 2012

Москва пытается удержать Ташкент в своем интеграционном поле

Москва пытается удержать Ташкент в своем интеграционном поле

Завтра в Москве состоится саммит глав государств ОДКБ. Один из вопросов – приостановление членства Узбекистана в этой организации. Накануне саммита в Ташкент на переговоры с президентом Исламом Каримовым выехал глава МИД РФ Сергей Лавров. По мнению экспертов, он предложит Каримову «интересную схему сотрудничества», отвечающую новой концепции внешней политики России, которая направлена на интеграцию постсоветского пространства.

Президент РФ Владимир Путин в Послании Федеральному собранию обозначил идею создания Евразийского экономического союза в качестве стратегического направления внешней политики. МИД РФ разработал соответствующий этой цели проект «Концепции внешней политики РФ».

По мнению экспертов, речь идет не о простом «собирании земель» бывшего СССР. «Объективно, кроме трех стран, уже состоящих в Таможенном союзе – России, Казахстана и Белоруссии, для полноценной интеграции важны еще Украина и Узбекистан. Их участие существенно усилило бы и общий экономический потенциал альянса, и рыночное пространство. Чем важен Узбекистан? Стоит вспомнить, что в этой стране живет половина населения Центральной Азии, количество жителей Узбекистана в два раза больше, чем в Казахстане, и в шесть раз – Киргизии», – сказал «НГ» координатор региональных программ Института востоковедения РАН Александр Князев.

Однако именно Узбекистан считается одной из самых сложных стран в плане стратегического партнерства с Россией. Все попытки Москвы заполучить Ташкент в качестве надежного союзника наталкиваются на особую позицию Узбекистана по ряду важнейших вопросов. В частности, разочаровавшись в деятельности ЕврАзЭС, Узбекистан покинул это интеграционное объединение. Аналогичная ситуация с ОДКБ. Ташкент не устраивают стратегические планы организации на афганском направлении, поскольку сам он отдает предпочтение двустороннему сотрудничеству с этой страной. При этом Узбекистан не вполне доверяет целям ОДКБ в регионе и поэтому блокировал возможность вмешательства ОДКБ в дела кого-либо из ее членов без единогласного решения всех членов организации.

«Ташкент ведет себя подчеркнуто самостоятельно и отторгает практически все интеграционные инициативы постсоветского формата. Но это не означает стремления к самоизоляции. Узбекистан прагматичен и осторожен не только в отношении стран бывшего СССР», – считает Князев. К примеру, он не участвует в пантюркистских инициативах во главе с Турцией, к которым тяготеют Казахстан или Киргизия. Его отношения с Западом не так радужно перспективны, как преподносится: дескать, стоит Ташкенту отвернуться от Москвы, и Запад его озолотит. «Есть прецеденты и вывода американской военной базы в 2005 году, и изгнания из целого списка инвесторов из разных стран. Пока Узбекистан многосторонним объединениям предпочитает формат двусторонних отношений. И Россия – не исключение», – отметил Князев. Например, в 2011 году товарооборот между Узбекистаном и Россией увеличился на 9%, а по итогам 10 месяцев текущего года вырос уже на 8%; в Узбекистане работают более 850 предприятий с участием российского капитала. Ровно развиваются, исходя из объективных потребностей, и экономические отношения с Казахстаном. Участие Узбекистана в Таможенном союзе или будущем Евразийском союзе, по мнению экспертов, остается открытым. Князев полагает, что Россия могла бы заинтересовать Узбекистан инвестиционными проектами.

Руководитель проекта «Центральная Евразия» (Узбекистан) Владимир Парамонов на вопрос «НГ» об участии Узбекистана в интеграционных проектах на пространстве СНГ ответил, что «вопрос вовсе не в Узбекистане – его желании или нежелании участвовать совместно с Россией в тех или иных интеграционных образованиях, а прежде всего в самой России и в качестве этих интеграционных образований: концептуальной непроработанности основ их деятельности и отсутствии адекватного интеллектуального сопровождения процесса интеграции». «Если экономика – главное направление интеграции, то какие локомотивные проекты предлагает сегодня Россия? Нет серьезных конкретных предложений, хотя таковыми могли бы стать, например, усилия по совместному освоению Сибири и Дальнего Востока, формированию крупных промышленных холдингов, развитию евразийского транзита», – сказал Парамонов.

По его мнению, если Россия выступает за региональную экономическую интеграцию, иными словами – за регионализацию, то как понять форсированное участие России в глобализации, например, недавнее вступление в ту же Всемирную торговую организацию? «Получается, что одной рукой Россия пытается создать привлекательный региональный интеграционный проект, а другой – ломает сами основы для его формирования», – отмечает эксперт. Он задается вопросом, какие общие экономические интересы защищает или призвана защищать интеграция в военной сфере в рамках того же ОДКБ? «Пока таких интересов нет. Получается, что военная интеграция – это самоцель и осуществляется ради себя самой или чтобы тактически переиграть Запад. Именно тактически, так как стратегически, вступив в ту же ВТО, Россия лишний раз подтвердила свою готовность следовать в фарватере концептуальных установок Запада вопреки своей экономической географии, которая неразрывно связана с регионализацией», – отметил Парамонов.

По его мнению, «пока идея экономической реинтеграции поставлена с ног на голову», ни о каких условиях участия Узбекистана в интеграционных проектах под эгидой России говорить не приходится». Парамонов считает, что сейчас более востребовано поддержание доверительного формата отношений, который достигнут лидерами двух стран, сохранение атмосферы взаимного тяготения между народами и интеллектуальными элитами, спокойное обсуждение вопросов. «Если Россия не начнет реального движения по этим векторам, то она не только испортит отношения со стратегическими союзниками, в числе которых и Узбекистан, но и загонит себя в геополитическую и геоэкономическую ловушку – ловушку предстоящих масштабных потрясений для всего постсоветского пространства и большей части Евразии. К тревожным перспективам в самой России почему-то не относятся всерьез», – полагает Парамонов.

Нынешний визит Сергея Лаврова в Ташкент может быть связан также и с рассмотрением вопроса о членстве Узбекистана в ОДКБ. На уровне руководителей ОДКБ уже говорилось о приоткрытой двери для возвращения Узбекистана. Можно предположить, что должны быть определены и масштаб такой возможности, и ее условия. Главным инициатором категорического и безвозвратного исключения Узбекистана из ОДКБ является президент Белоруссии Александр Лукашенко. Минск в силу своих сложных отношений с Ташкентом могут поддержать Душанбе и Бишкек. Позиции Москвы и, наверное, Астаны более реалистичны. «Миссия Лаврова – найти формулу не радикального решения вопроса отношений Узбекистана и ОДКБ, а схему, оставляющую Ташкенту пространство для маневра или исправления ситуации», – заявил «НГ» Александр Князев.

Независимая

Автор: Панфилова Виктория

Версия страницы
для печати





© Центр изучения стран постсоветского зарубежья, 2006
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на www.postsoviet.ru обязательна.
При перепечатке в интернете обязательна гиперссылка www.postsoviet.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
Москва, м.Новослободская, ул. Чаянова, 15   
Телефон: (495) 250-66-93
Электронная почта: rsuh@rsuh.ru